Russian Orthodox Church and
Skete of the Resurrection of Christ
Minneapolis, Minnesota
Тренировкa
      В воскресенье начался Рождественский пост, который захватит собой Новый год и продлится до Рождества Христова, до 7 января.

      Таким образом, если следовать православным правилам, стол на Новый Год не может быть скоромным – только овощи да рыба. . Больше того, с 1 января и до конца, то есть в самые новогодние каникулы, пост делается совсем уже строгим; 6 января, в Сочельник, не полагается есть ничего до вечера (первой звезды), а там употребить разве что сочиво – пшеничную кашу с медом (кутья и взвар).

      Состоит прелесть Рождественского поста, в том что он, по моему разумению, объясняет, растолковывает православному его положение в светском мире и коренную необходимость этого самоограничения.

      Окончание поста – Рождество Христово, тот момент, когда человеческое и Божественное соединяются; значит, мы можем в этом видеть такой смысл: цель православной жизни – чтобы к концу ее соединиться с Богом, стяжать Духа Святаго, как говорил тот же святой. Выдерживание же поста тогда – это противостояние искушениям многотрудной здешней жизни.

      Чтобы двинуться в сторону этого соединения, чтобы получить надежду стать причастником вечности, достаточно, в сущности, совершить не такие уж сложные подвиги.

      Пойти против общего настроения прежде всего. Не то что бы всю новогоднюю вечеринку сидеть с постной рожей, отравляя окружающим радость и нетрезвое веселье, – это было бы слишком просто и неправильно; нет, любить всех своих любимых и нелюбимых, улыбаться им, поддерживать интересную беседу, но и понимать, что не это еще твой праздник; хранить в себе тайну, что настоящий праздник впереди.

      А если все время помнить, что все это не настоящий праздник, просто ты не можешь в нем не участвовать, и как раз тебе страшно слишком увлечься участием, поскольку тогда можно проворонить кое-что гораздо более важное – ведь ждешь-то ты другого, подлинного праздника; ну вот, если все это помнить, то очень жизнь облегчается.

--Кирилл Харатьян